Раббанит Пекинской общины Дини Фройндлах (Dini Freundlich)

«Кошерную еду мы привозили с собой в чемоданах»

— Добрый день. Расскажите, пожалуйста, немного о себе и о своей жизни в Пекине.

— Мой муж раввин, мы живем здесь и вместе заботимся о еврейской хаббадской общине здесь, в Пекине.
Я родилась в ЮАР, мой муж – в Лондоне. В Пекине мы уже почти 16 лет.

— А как Вы оказались в Пекине, почему не в каком-то другом месте?

— Мой муж очень хотел поехать куда-то, где еще нет ничего еврейского и создать общину в таком месте. Мы провели несколько лет в Гонконге. Но в Гонконге очень старая еврейская община. А в Пекине на тот момент не было никакой общины. В Пекине не было общины и как такового еврейского наследия, это столица, и здесь рядом нет границ. Во многих других частях Китая, которые рядом с границей, были еврейские общины. В Харбине, Тинджине, Шанхае, например.

— Расскажите, если можно, про историю именно Вашей семьи.

— Родители моего отца жили в Ленинграде, и во время войны они бежали и отец родился в DP camp в Германии после войны. Когда ему было три года, они переехали в Канаду.
Мой дедушка со стороны матери был рожден в США. Моя бабушка со стороны мамы родилась тоже в России, в Москве. Она приехала в США после войны.
И после того, как мои родители поженились, они переехали в ЮАР. Мой отец также был раввином.

— Почему в ЮАР?

— По той же причине, что и мой отец. Он хотел создать общину там, где ее еще не было.
Сейчас члены моей семьи живут по всему миру. Я одна из девяти братьев и сестер. Кто-то сейчас в Южной Африке, один на Маврикии, я здесь, еще пятеро – в США
Спасибо. Часть моего проекта посвящена тому, что ценного люди находят в еврейской традиции. Что самого ценного Вы находите для себя?
Для меня очень важен шаббат. Двадцать пять часов – без работы, без телефона, без компьютера. Только семья, друзья. Появляется время, чтобы быть настоящей. Шаббат – это как благословение в еврейской традиции.

— Вы из традиционной семьи, но было ли в Вашей жизни время, когда перед Вами стоял выбор, соблюдать ли еврейскую традицию?

— Я выросла в очень религиозной семье. Соблюдение традиций – то, что я делаю всю жизнь.

— А Ваши дети, есть ли, например, здесь, в Китае, еврейская школа?

— Да, еврейскую школу в Пекине мы открыли тринадцать лет назад. У меня шесть детей. Двое уже выросли, остальные ходят в эту школу.

— Могли бы Вы назвать несколько слов, которые у Вас ассоциируются с понятием «еврейство»?

— Для меня это семья, друзья, община, поддержка. В общине ее члены друг для друга это опора, которая помогает им выжить, где бы они не были.

— Расскажите, пожалуйста, как это было 16 лет назад, когда Вы с мужем приехали в Пекин создавать общину?

— Когда мы приехали в первый раз, это было очень трудно, потому что не было ни синагоги, ни школы, ни кошерной еды.

— И как Вы решали проблему с кошерной едой, например?

— Мы привозили ее с собой в чемоданах. И еще никто не говорил по-английски. До сих пор мало китайцев знает английский, но 16 лет назад его не знал почти никто. Было очень сложно.
Но понемногу мы собрали нашу общину, другие члены общины стали помогать нам, и вместе было уже легче.

— Как собиралась пекинская община? Люди уже жили здесь?

— Кто-то уже жил здесь. Например, те, кто работал в израильском посольстве. Были еврейские семьи в посольстве США. Также здесь много евреев из Азербайджана.

— А какие были Ваши первые шаги, когда Вы начинали создавать общину?

— Мы приехали сюда перед Рош-а шана. Мы собрали миньян в нашем номере в гостинице.
Дальше мы начали собирать уроки «Талмуд-Тора» для детей по воскресеньям. Потом стали производить кошерное мясо. Так, понемногу, создавалась община.

— Интересно, есть ли смешанные семьи здесь, в Пекине?

— Да, и их много.

— Они говорят по-китайски?

— Да, и даже мои дети говорят на китайском, иврите, идише и английском. На китайском они говорят на улице, на иврите и английском – в общине.

— А на каких языках говорите Вы? Вы говорите по-русски?

— Нет. Давно хочу выучить русский, но пока еще не сделала это. Я говорю по-английски, на идише, иврите и по-китайски.

— А расскажите про Вашего мужа. Где вы встретились?

— В США. Мы там учились.

— Что есть сейчас в пекинской общине?

— У нас есть еврейская школа до восьмого класса, у нас есть синагога, кошерный ресторан, музей истории евреев в Китае, миква для женщин, и у нас есть община. Каждый шаббат более ста человек приходит со своими семьями, мы делаем совместную трапезу.

— Спасибо большое за Ваш рассказ. Может быть, есть еще что-то, что Вы хотели бы сказать?

— Здорово встретить еврейскую девушку в Пекине. Вы из Москвы, я живу в Пекине, но между нами есть связь, хотя мы и не встречались никогда раньше.

Cайт общины Хаббад Любавич в Пекине